Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Писатель и ученый готовит докторскую

Говорящие усы дрезденовского зав.клубом советской дружбы по секрету сообщил, что нац.лидер и кандидат наук работает над новой статьей:

"О вкладе Канцлера Германии в строительство дороги в деревне Верхний Карбуш Омской области".


https://t.me/SturmanG/2314

https://t.me/SturmanG/2312


There and Back Again



Полковник ВВС Израиля, летчик-истребитель Rami Harpaz, один из переводчиков "Хоббита" Толкина на иврит. В Израиле известен как "перевод летчиков".
30 июня 1970 года Рами был сбит над Египтом.
Провел в тюрьме в Каире 3.5 года. Однажды, от Красного креста, израильские военнопленные получили книгу Толкина на английском языке.
Rami Harpaz и три его товарища: Avinoam Kaldes, Menahem Eini и Yitzhak Fir решили перевести "Хоббита" на иврит. И за 3 года в каирской тюрьме управились.

Рами родился в 1939 году и рос в киббуцах Mishmar Haemek и Hazorea.
Harpaz was released in November 1973, after the Yom Kippur War, and returned to the air force. “Imprisonment wasn’t a difficult trauma for me. It was a constructive trauma,” he said in another interview with the air force magazine. “In my opinion each us came out of captivity better than we went in. Older, richer. More threads connected us to the outside world, more options were created for the future. These three and a half years did not get lost.”

После выхода в отставку вeрнулся в киббуц Hazorea, где работал на фабрике пластмасс. Скончался в январе 2019 года.
....

Название книги: The Hobbit, or There and Back Again.

There
там, туда, здесь, на этом месте

Back
назад, обратно

Again
очередной раз, снова, опять, вновь, еще раз, с другой стороны, кроме того.

Эдуард вышел за нитками

https://instagram.com/p/CP5Ome5HEXv

Цветной пиджак, сшитый писателем Эдуардом Лимоновым из 114 лоскутков в 1972 году, был продан на торгах аукционного дома «Литфонд» за 1,7 миллиона рублей. Об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу аукционного дома.



«Эдуард вышел за нитками» как-то давно, в другой жизни, сказала добрая Циля Яковлевна. Долог был путь: Москва, Нью-Йорк, Париж, и снова Москва.
«Езжай и отомсти там за нас. За всех, кто не дошел, но кому ты обязан, Эд!», напутствовал друг. И все исполнилось, и все объяснилось. Судьба русского поэта и писателя ждала и звала Эдуарда Лимонова. И он не подвел.

...

Важное дополнение.
Антропология русского писателя: 46-48 размер пиджака.

Интересно, а сейчас писатели еще остались или уже всё, "кругом — живот да ноги".

В этой деревне огни не погашены

θεοσέβεια в английской деревушке Cornholme.



В деревушке есть книжный киоск: каждый английский крестьянин может безвозмездно (то есть даром) взять себе книгу или положить туда уже им прочитанную и полезную для общества.

Какой-то мелкий бес положил туда "эротику".

"Но были шалости уже нестерпимые, с известным оттенком.
В городе появилась книгоноша, продававшая Евангелие, почтенная женщина, хотя и из мещанского звания. О ней заговорили, потому что о книгоношах только что появились любопытные отзывы в столичных газетах. Опять тот же плут Лямшин, с помощью одного семинариста, праздношатавшегося в ожидании учительского места в школе, подложил потихоньку книгоноше в мешок, будто бы покупая у нее книги, целую пачку соблазнительных мерзких фотографий из-за границы, нарочно пожертвованных для сего случая, как узнали потом, одним весьма почтенным старичком, фамилию которого опускаю, с важным орденом на шее и любившим, по его выражению, «здоровый смех и веселую шутку»".

И вот ответ английского крестьянина из Корнхоума :




"Корнхоум есть добрая θεοσέβεια христианская деревня".


Cornholme.

Насколько точен английский язык каждый может судить по виду деревни Cornholme (Корнхоум).
Ведь "holme" викингов и англов значит совсем не наш "холм".


Нос Мериме из папье-маше

Он робко подошел к зеркалу и взглянул. «Черт знает что, какая дрянь! — произнес он, плюнувши. — Хотя бы уже что-нибудь было вместо носа, а то ничего!..»


we at Antigone are the first to give scholars a platform to formulate their initial responses to this provocative text. Throughout our eight essays we will use the term “New Naso” as a convenient shorthand for the poem in question, whose attribution to Ovid seems certain, at least at the time of writing. That said, we do not wish to close the conversation to those who believe that the fragment’s discovery is either not so new, or not, in fact, so Ovidian. Please do get in touch if you think you can contribute on these points: we will publish any argument that can advance the conversation.

Профессора-классицисты из Оксфорда, издатели журнала Antigone, приглашают всех желающих латинистов откликнуться на "Новый Нос" Овидия.
Откликнулись: M.R. Arbabzadah, J.S. Boparai, D.J. Butterfield, A. D’Angour, W. de Melo, O.H. Gibbs, M.A. Hardy, L. Holford-Strevens, L. Morgan, T. Meißner, P. Probert, A. Ramírez de Verger, K. Volk.

Получилось довольно забавно. Даже немцы, вдали от Германии, научились играть в английские игры.
На их счастье русская школа классицистов или спит, или давно уже "того". Ведь всю русскую литературу вывели "за Нос" из "гоголевской шинели". Короткое эссе от русского классициста на французском языке для английского оксфордского журнала  утерло бы вечно заложенный нос островитян.


"О, это бестия Полинияк! Поклялся вредить мне по смерть. И вот гонит да и гонит; но я знаю, приятель, что тебя водит англичанин. Англичанин большой политик. Он везде юлит. Это уже известно всему свету, что когда Англия нюхает табак, то Франция чихает от Ковида британского".



давно уже "того".
многого мы еще не знаем

451 градус по Фаренгейту

https://t.me/SturmanG/1856



"Жечь было наслаждением. Какое-то особое наслаждение видеть, как огонь пожирает вещи, как они чернеют и меняются. Медный наконечник брандспойта зажат в кулаках, громадный питон изрыгает на мир ядовитую струю керосина, кровь стучит в висках, а руки кажутся руками диковинного дирижёра, исполняющего симфонию огня и разрушения, превращая в пепел изорванные, обуглившиеся страницы истории. Символический шлем, украшенный цифрой 451, низко надвинут на лоб, глаза сверкают оранжевым пламенем при мысли о том, что должно сейчас произойти: он нажимает воспламенитель — и огонь жадно бросается на дом, окрашивая вечернее небо в багрово-жёлто-чёрные тона. Он шагает в рое огненно-красных светляков, и больше всего ему хочется сделать сейчас то, чем он так часто забавлялся в детстве, — сунуть в огонь прутик с леденцом, пока книги, как голуби, шелестя крыльями-страницами, умирают на крыльце и на лужайке перед домом, они взлетают в огненном вихре, и чёрный от копоти ветер уносит их прочь".

Тайное


Год назад был написан Декамерон 21 века.

Прошел год.
В лондонской приходской церкви St Marylebone  службу посещали всего 6 прихожан.





Приходской батюшка Stephen Evans (хорош у него платок в нагрудном кармане) подумал   



и достал книгу


Теперь все службы в церкви проходят по  книге 1549 года Book of Common Prayer. С момента начала служб на раннем современном английском число прихожан церкви возросло в 20 раз.

Dr Evans says the old prayer book’s ‘rich liturgical and linguistic heritage’ clearly still has wide appeal.
Phrases which originated in the Book of Common Prayer include ‘till death us do part’, ‘land of the living’, ‘at death’s door’, ‘all my worldly goods’, ‘the upper hand’, ‘fire and brimstone’ and ‘peace in our time’.


А вы понимаете язык Ивана Грозного?


Памятник Шекспиру с черепом Гоголя в руке на Лубянке



В 1879 и 1884 годах были опубликованы две анонимные статьи о черепе Шекспира. Утверждалось, что Гораций Уолпол, 4-й граф Орфорд, предложил заплатить 300 фунтов любому за череп Шекспира. Череп был ему доставлен, но Гораций платить отказался. В первой статье утверждалось, что украденный череп был возвращен в могилу  Шекспира. Во второй же говорилось о том, что череп спрятали в церкви в деревне Beoley,  в 15 милях от Стратфорда.
Нет никаких подтверждений этому случаю. Тем не менее, в одной далёкой северной стране все английские фантазии живут и побеждают. И подтверждение этому - могила Гоголя в Москве, в которой отсутствует череп писателя.